Полёт ради полёта: «Ижминский» борт

Полёт ради полёта: «Ижминский» борт

Полёт ради полёта: «Ижминский» борт

Не так часто я летаю на самолетах ради полёта. Но этот случай был именно таким. Ещё совсем недавно самолеты Ту-154 составляли основу российского авиапарка и летая, мы мечтали попасть на Boeing и Airbus. Пусть они тоже были не новые, но строгий контроль за их техническим состоянием и постоянные обновления салонов ставили эти самолеты на совсем другой уровень.

1. Во время второй посадки в аэропорту Домодедово.

Многие мои знакомые до сих пор стараются избегать советских самолетов, не замечая, что на регулярных рейсах их практически не осталось. Сегодня слетать куда-нибудь на Ту-154 или Ту-134 практически невозможно. 

И вот в один прекрасный день появляется информация о том, что аваикомпания «Алроса» ставит на один из своих получартерных рейсов легендарный Ту-154 с бортовым номером RA-85684.

2. Получартерный рейс, это когда основная цель — забрать вахтовиков, а остатки мест пускают в открытую продажу.

В принципе, если вы отличаете Ту-154 от Ту-134, то этот борт вам должен быть знаком. Именно он произвел знаменитую аварийную посадку в селе Ижма республики Коми. Тогда авиалайнер выполнял пассажирский рейс по маршруту Удачный (Якутия) — Москва . Через 3,5 часа после взлёта на его борту произошла полная потеря электропитания, которая привела к отключению бортовых навигационных систем и, что гораздо важнее, электропривода топливных насосов. Это означало невозможность достижения аэропорта назначения или любого другого пригодного аэродрома. В итоге экипаж произвёл вынужденную визуальную посадку в полузаброшенном аэропорту на давно выведенную из эксплуатации и непригодную для самолётов этого типа взлётную полосу, не имевшую светосигнального оборудования и приводных радиостанций. После посадки самолёт выкатился за пределы полосы на 164 метра и въехал в лес. Никто из находившихся на борту самолёта 81 человека (9 членов экипажа и 72 пассажиров) не пострадал. Об этом инциденте трубили по всем федеральным каналам, в интернете собирали деньги на покупку техники «смотрителю» полосы, и только ленивый телеканал не снял об инциденте документальный фильм.

3. Моя основная камера в этот момент оказалась в сервисе. Пришлось довольствоваться самой простой зеркалкой. Не так плохо, как я думал. Напрягало только отсутствие любимого широкоугольного объектива.

Вначале сообщалось о намерении «Алросы» списать повреждённый самолёт, но впоследствии лайнер был перегнан сначала в Ухту, а потом в Самару, где был отремонтирован и 16 июня 2011 года был возвращён владельцу для использования на регулярных авиалиниях.

4. Видео перелёта.

Ту-154 стал самым массовым реактивным пассажирским самолётом в СССР. В период с 1970-го по 1998 годы было построено 918 самолётов.

На сегодняшний день Ту-154 остается в коммерческой эксплуатации всего в двух авиакомпаниях — российской «Алросе» (2 самолёта) и северокорейской Air Koryo (1 самолёт). Скорее всего они будут выведены из эксплуатации в течение 1-2 лет.

5. Номера мест кириллицей. Отвыкли уже от такого.

6. В Ту-154 все не так. Крышки багажных полок выполнены из тонких листов алюминия. О зазорах тогда никто особо не думал.

7. Удивительно, столько народу с фотоаппаратами, и никто никому не мешал.

В авиации до конца не известно, какой именно борт подадут на посадку. Но всегда есть косвенные признаки, по которым можно понять, о каком именно борте идёт речь. В случае с «Ижминским» Ту-154 все было достаточно просто — в  авиакомпании всего два Ту-154, и у них разная компоновка салонов.

Но интрига остается до последнего. Мы успокоились, только когда увидели нужный борт, стоящий на дальней стоянке аэропорта Домодедово. Посадка прошла как обычно. О необычности рейса можно было понять только по пассажирам, ведь почти все, как и мы, летели только ради полета.

8. У этого борта есть салон бизнес-класса.

9. Без туалетной темы никуда.

Двери автобуса открылись, и лишь несколько человек сразу пошли к трапу. Вся остальная братия бросилась фотографировать самолет. Сотрудники аэропорта и авиакомпании отнеслись к происходящему с пониманием, съемку не запрещали и особо не торопили. Да и люди с фотоаппаратами понимали что к чему, и процесс не затянули.

В самолете по громкой связи попросили не фотографировать пассажиров и членов экипажа, в остальном снимать можно было свободно. Пассажиры рейса отлично понимали свои права и обязанности, быстро расселись по местам, пристегнулись и успокоились.

Самолет обработали противообледенительными реагентами, после чего затянулась неловкая пауза. Спустя примерно 30 минут КВС объявил об обнаружении неисправности, и всех отправили обратно в терминал аэропорта.

Это был тот случай, когда пилоты объявляют о неисправности, а пассажиры очень хотят, чтобы неисправный борт не заменили. После двух часов ожидания мы повторили фотосессию и снова расселись по своим местам.

10. Закат на фоне Кавказского хребта.

Высокая взлётная скорость, просто сумасшедшая механизация крыла и бесподобный свист всех трёх двигателей. Всё было. Чистое полетное время — 2 часа 5 минут.

В Сочи мы опоздали примерно на три часа. Но всё негодование от опоздания прошло, когда появилась возможность поснимать Ту-154 на фоне заката.

Во время полёта, когда половина пассажиров бегали по салону и фотографировали детали интерьера, меня подозвали две девушки и задали резонный вопрос: «А что, собственно, здесь происходит?». Выслушав ответ они улыбнулись, достали телефоны, и присоединились к остальным пассажирам. На выходе в Сочи легендарный борт фотографировали все.

11. Последний кадр уже из автобуса.

Ссылки по теме

Комментарии